company

Большое в малом

Опубликовано: Газета «Евразия вести» № VIII стр. 34, Москва 2010 г. 

Многие до сих пор полагают, что удел малого бизнеса - это торговля на рынке, киоски, гаражный авторемонт и т.п. Мы же знаем, что малый бизнес играет куда более существенную роль в современном обществе, а не только лишь подбирает крохи, оставшиеся от крупных компаний.

И показать мы это хотим на примере компании ФАКТОРИЯ ЛС, которая не просто сотрудничает с одной из крупнейших российских организаций, а продвигает нанотехнологии на железнодорожном транспорте. И поговорим мы о том, как это стало возможным, с генеральным директором компании Владимиром Павловичем Пониматкиным.

Насколько нам стало известно, буквально пару месяцев назад Вашей компании исполнилось 15 лет. Расскажите, как все начиналось?

Мы начинали даже не 15 лет назад, а раньше, еще в начале 90-х. Тогда и наука была в загоне, и денег в экономике фактически не было. В то время все пытались хоть как-то выжить, заработать своим умом, интеллектом, знаниями. Многие ученые пытались вывезти передовые технологии за рубеж и торговались с представителями иностранных компаний за какие-то смехотворные деньги. В то время за ничтожные 5 тыс. немецких марок продавались технологии, открытия и достижения, стоящие миллиарды. Не виню наших ученых. У них так же есть семьи и их необходимо кормить. Но просто до слез обидно, как много потеряла наша страна в те годы. Вот тогда то как раз и удалось вовремя заметить, найти, договориться и не пустить некоторые разработки на Запад. Так и появилось дело. Вокруг этой идеи начался формироваться коллектив. Коллектив творческий, команда единомышленников, способный перевести научную теорию в технологии, в промышленное русло. В те годы все думали лишь о том, как бы чего купить подешевле и продать подороже. Вот почему было крайне важно найти людей, способных мыслить широко, смотреть в будущее.
Мы же начинали все это в тот период, когда широко в России про фуллерены никто и не говорил.  Помню, как запрашивали в Японии 300 кг сырья для наших разработок. А в то время один грамм фуллерена стоил 1200 долларов. Все консульство Японии на уши поставили. Видимо не могли понять: «зачем русским понадобилось столько сырья и где в принципе они могут применять нанотехнологии».
В мире, как нам кажется, попросту не ожидали, что развалившаяся и разоренная Россия идет впереди планеты всей в этой области, что у нас смогли создать такой продукт и уже столько лет и так плотно работают с наноуглеродными материалами вообще, и фуллереном в частности. И это ничуть не хвастовство. Если на западе экспериментируют с фуллеренами еще только в лабораториях, то у нас его уже буквально лопатами гребут. А если серьезно, то мы действительно вот уже 15 лет как перевернули фуллереновую страницу и перешли от лабораторных опытов к промышленному применению новых композиционных материалов.

Нанотехнологии в железнодорожном транспорте. Звучит как несовместимые понятия. Почему именно железная дорога?

Мыслить - так масштабно. Тем более, как в песне известной поется: "широка страна моя родная". А если серьезно, то здесь есть несколько составляющих. И прагматика, и экономика, и патриотизм. Мы живем в большой стране. А если брать все пространство бывшего СССР, все пространство колеи 1520, здесь есть где разгуляться. Все массовые перевозки в стране осуществляются по ЖД.
В мире всегда стоял вопрос о снижении коэффициента трения. На железнодорожном транспорте в том числе. Здесь можно говорить о борьбе с трением как о борьбе за энергоэффективность. Если совсем грубо, что будет тепловоз тащить по рельсам? Крутящиеся или заблокированные колеса. И за этим прицепом следуют расход топлива, износ и т.д. Можно сказать, что ходимость колесных пар увеличена в разы, но правильнее говорить о другом.
Валентин Александрович Гапанович (старший вице-президент ОАО "РЖД") вкладывает в головы всех производителей ЖД техники такой термин, как «жизненный цикл продукции». Мы своими материалами этот «жизненный цикл» сохраняем. Мы даем жизнь и металлу, и смазочному материалу. Металл «залечивается», продлевается срок службы смазочных материалов. Эффект, который получается с помощью наших технологий, известен всему миру, но мы первые сумели собрать воедино фуллереновый кластер, этого «маленького робота», и настроить его на решение проблемных вопросов, конкретно в буксовом узле колесной пары. Нам удалось поймать тот эффект, который многие не улавливали. Ведь в работе этот узел испытывает очень много различных нагрузок. Это совсем не похоже на работу обычного подшипника качения, например, на станине станка, где он испытывает привычные нагрузки. Поезд ведь по рельсам едет, и стук, который мы слышим, это еще и ударные нагрузки на детали подшипников. Как я и сказал - есть много факторов, которые могут повлиять на работу буксового узла. И нам удалось подобрать такой состав, чтобы наноматериал работал именно в этом узле, именно при таких сложных нагрузках, и гарантировал его надежную работу на весь период "жизненного цикла". Собственно так и появились наши эМПи-1 и эМПи-4.

А как живется малому бизнесу в мире  "монстров"?

Должен сказать, что я начал с личного исследования. Проанализировал, что и как делается у нас, поездил по миру, смотрел, пытался понять отчего западные фирмы работают более эффективно, нежели огромные российские заводы. В особенности в области внедрения новых технологий. И понял одну важную вещь: там уже давно никто не пытается делать все сам. Фирмы компактные, сжаты и по территориальным размерам, и по численности персонала, а значит и издержки минимальные. Мы никогда не обгоним Китай по выпуску ширпотреба. Климатические условия у них выгодные. Не нужно тратиться на свет, отопление, не говоря уже о дешевой рабочей силе.
Для наукоемких, технологичных предприятий 100 человек это очень много. Но зато 100 человек направленные на претворение в жизнь одной цели - это огромная сила. Больший коллектив начинает пожирать ресурсы компании. Он не нужен. Это будет уже слишком большое предприятие. Мы же - очень высокоэффективная компания. Потому, что наш небольшой коллектив нацелен на продвижение идей и на получение максимального результата. Мы берем лучшее из одной отрасли,  другой,  третьей. Кто выпускает кондиционеры, насосы, станки, инструмент - он постоянно в теме, он более эффективен в этой сфере. Вот и мы не стараемся все подмять под себя как огромные промышленные монстры советской эпохи, а занимаемся лишь тем, в чем являемся настоящими специалистами. Здесь мы больше «западники».

А как удалось такой небольшой компании расположить к себе такого колосса как РЖД?

Когда мы начинали, еще существовало МПС - Министерство путей сообщения. И нужно признать, что нам тогда здорово повезло. Складывалась благоприятная обстановка. Малому бизнесу отдавались некоторые приоритеты. Но были и свои трудности - бюрократия. Тогда это вообще было нормой, а учитывая нашу специфику, и спрос с нас был куда сильнее. Очень много согласований. На все нужны сертификаты, разрешения, спецификации. Но в итоге наши усилия увенчались успехом. Нашу продукцию не просто оценили, но выказали ей огромное доверие. Применение наших материалов эМПи-1 и эМПи-4 в промышленных масштабах узаконено нормативными документами на территории России и всем железнодорожном пространстве нашей колеи. А недавно применение наших материалов было еще больше расширено и на другие узлы. Мы это воспринимаем как самую лучшую характеристику нашей продукции.

А вступление вашей компании в НП ОПЖТ и принятие Хартии. Зачем это вам? Или РЖД заставило?

Недавно ФАКТОРИЯ ЛС вступила в Некоммерческое Партнерство «Объединение Производителей Железнодорожной Техники» (ОПЖТ). И никто никого не заставлял. Это необходимо самим организациям. Чтобы точно знать, что нужно заказчику. Чтобы отстаивать свои интересы. Теперь, когда мы стали равноправными членами партнерства, мы получили равные права, но и равные обязанности.
А недавно мы приняли Хартию «О взаимодействии ОАО «РЖД», НП ОПЖТ и российских предприятий транспортного машиностроения, производителей железнодорожной техники, узлов и компонентов». И Хартия обязывает все принявшие ее организации постоянно улучшать качество собственной продукции при снижении производственных издержек. Причем снижение издержек должно производиться за счет внедрения инноваций, ноу-хау. Например, если у нас частично появится своя сырьевая база и не придется ее закупать, если мы оптимизируем технологический процесс - это позволит сократить себестоимость продукции. И мы уже идем к этому.
Еще один немаловажный момент. Работая в железнодорожной отрасли, мы все сейчас будем внедрять систему качества ISO и IRIS. И это, опять же, нужно нам самим. Дело в том, что IRIS - это отраслевой стандарт, адаптированный западными специалистами конкретно под нужды железнодорожной отрасли. Он необходим всем нам, чтобы организации могли работать по единым правилам. Причем речь идет не только об электронном документообороте, но и о системе управления всеми бизнес процессами.

А Хартия способна защитить вас от контрафакта, фальсификаций вашей продукции?

Никто не хочет оскорбить ничьих суверенных достоинств. Каждое государство должно и может строить свою политику. Есть список стран, у которых собственный подвижной состав, и все имеют депо. Ремонтом занимаются, а препарат не используют. Даже если наш, российский подвижной состав ремонтируют. А потом, их вагоны в составе сборных поездов могут оказаться на дорогах любой из стран бывшего СССР. Вот почему сегодня РЖД и ОПЖТ настаивают на единых подходах к обслуживанию на всей территории колеи 1520. А это, в числе прочего, применение наших материалов.
На самом деле мы пытались понять, возможен ли в принципе контрафакт нашей продукции. Я уверен, что даже купив то же сырье, воссоздать эМПи, не зная наших ноу-хау просто невозможно. Контрафакт возможен лишь в виде кражи нашей продукции у наших потребителей. Такие случаи были единичными и имели место несколько лет назад. В настоящее время мы поставляем  материалы централизовано через Росжелдорснаб ОАО "РЖД", и на сегодня у нас нет сведений о конрафакте.
А вот фальсификат возможен. Несколько таких случаев мы в свое время зафиксировали. В наших канистрах (тогда еще в пластике) была налита «отработка» с содержанием воды порядка 10-12%. Хорошо, что люди на местах очень быстро все поняли и изъяли эту подделку. А теперь у нас и против фальсификата нашлись серьезные аргументы. В 2009 году мы полностью поменяли тару. А тут еще голографическая марка, маркировочный скотч, другие степени защиты. Кроме всего прочего на упаковке появилась специальная графа, где указан конечный потребитель той или иной партии. Эта степень защиты - еще один аргумент для мошенников не пытаться нагреть руки на нашей продукции.

Как мне показалось, амбициозность ваших планов огромна. Но, надеюсь, она не ограничится лишь борьбой с трением?

Как я уже говорил выше, потенциал наноуглеродных материалов безграничен. Области применения различны и мы работаем во многих направлениях. Не только смазки. Я, конечно же, не могу раскрыть всех секретов, но кое-что мы уже начали опробывать.
Например, наши фуллеренсодержащие материалы показали свою высокую эффективность в качестве антиоблединительных покрытий. А это железнодорожный и морской транспорт, буровые платформы и т.д. и т.п. Уже используются антикоррозийные свойства наших материалов и мы планируем поработать и в этом направлении.
Сейчас разрабатываются новые композиционные пластичные смазки. Это будут новые продукты под маркой эМПи. Кстати, крайне интересно было узнать, что одновременно с нами то же самое сырье заказывают японские фирмы. Одним путем идем. Нормальная мировая практика. Но у японцев нет своей сырьевой базы. Основная сырьевая база у нас. И это настраивает на оптимистический лад. Есть надежда, что в этих технологиях наша страна своего лидерства не упустит.
Что же касается нашей компании, мы и сейчас работаем так же, как начинали. Ставим задачи заточить все и всех под один технологический процесс. Заточить на лидерство, на успех, на претворение в жизнь планов поставленных руководством нашего отечества. И доказать, что и у малого бизнеса могут быть не только большие амбиции, но и способность их реализовать.

 

banner2footer3IRIS Blau iris2

Адрес:

Россия, 195213, Санкт-Петербург,
ул. Латышских Стрелков, дом 25
Телефон/факс: +7 (812) 327-24-02